Битва за жемчужину

03.08.2015

 

Церковь царевича Димитрия «на крови» – это настоящий архитектурный шедевр, который признан во всём мире. Это, если хотите, настоящая жемчужина нашего города, которая делает Углич узнаваемым по всему земному шару. Недавно стало известно, что Русская православная церковь пытается заполучить этот храм в своё владение. На заседании Общественной палаты Угличского района довольно жарко обсуждалась эта тема. Достойные граждане Углича пытались правильно поставить запятую в предложении: церковь отдать нельзя оставить.

Русская православная церковь последовательно проводит политику по закреплению своего доминирующего положения в Угличском кремле. На днях в Угличе работали эксперты Росимущества, они пытались найти обоснование для передачи церкви 2/3 территории кремля: парка с прудом. Не удивлюсь, если после передачи этой земли церкви здесь появится аналог туристической тропы с бесконечными продавцами сувениров. Ведь староста Спасо-Преображенского собора сейчас Владимир Орфаницкий, а Владимир Валентинович – крепкий предприниматель, который в своё время администрировал туртропу.
Понятна мотивация РПЦ по истребованию церкви царевича Димития «на крови». Церкви нужны деньги, а туристы будут серьёзно пополнять церковную копилку. Помимо всего прочего, РПЦ желает забрать и собор Богоявления в кремле (сейчас здесь находится выставочный зал Угличского историко-архитектурного и художественного музея). Фактически можно говорить о том, что Угличский историко-архитектурный и художественный музей перестанет существовать.
Не уверен я в способности РПЦ заниматься сохранением культурного наследия Углича. Сужу по тому, как ведётся восстановление Богоявленского монастыря: то с историческим местом колокольни храма Фёдоровской иконы Божией Матери промахнутся, то значительно превысят историческую высоту стен. Вызывает вопросы и квалификация ребят, которые занимаются здесь восстановлением монастыря. Зато все реставрационные работы в музеях жёстко регламентированы государством. Именно поэтому в своё время удалось сохранить ту же церковь царевича Димитрия «на крови» от разрушения. В её реставрации принимали участие ведущие эксперты ЮНЕСКО.
В постоянной реставрации и особом микроклимате нуждаются и уникальные иконы, которые являются национальным достоянием. Опять же, у Церкви нет таких специалистов, да и тратиться на них они вряд ли будут.
Я уже молчу о том, что с резким уменьшением помещений музея нам вряд ли когда-нибудь представится возможность увидеть все те сокровища, которые хранятся в запасниках.
– Пункт по передаче церковного имущества выполняется чётко, а вот о том, что музеям государство обязано взамен предоставлять помещения, которые не ухудшают их условий, почему-то забывают, – сокрушается почётный гражданин Угличского района Виктор Ерохин. – Приняли решение забрать церковь царевича Димитрия «на крови» и собор Богоявления, будьте добры предоставить музею аналогичную площадь. А так три года назад забрали у нас Спасо-Преображенский собор, а требование закона о возмещении выставочных площадей до сих пор никто выполнять не собирается!
Понятно, что эта тема вызвала широкий резонанс, члены Общественной палаты Угличского района приняли решение обратиться с письмами в адрес губернатора Ярославской области и министра культуры Российской Федерации.

Владимир Орфаницкий, депутат Думы Угличского района:
– Я хотел озвучить мнение прихожан Спасо-Преображенского собора, всех, с кем я общаюсь, моё личное мнение, мнение нашего прихода: раз федеральный закон есть, его всё равно придётся исполнять. Все храмы на Руси испокон веков строились для того, чтобы быть храмами. На сегодняшний день в церкви царевича Димитрия «на крови» размещены фонды музея. В том числе и в алтарной части. По канонам это абсолютно недопустимо. Во всех храмах должна твориться молитва. Поэтому на федеральном уровне это поняли, в 2008 году такой закон появился (Федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» на самом деле был принят в 2010 году – К.В.). Мнение общественности приоритетно, естественно, можно говорить о чём угодно, но искусственных препятствий выставлять нельзя. Не нужно писать письма.

Сергей Маклаков, глава Угличского района:
– Я православный человек, хожу в храм. Вы понимаете моё отношение к вере и всё о нём знаете, потому что я никогда ни от кого ничего не скрывал. Что касается церкви царевича Димитрия «на крови». Если бы у нас в городе не было возможности сходить в храм – другое дело. У нас столько храмов действующих, а прихожан там меньше, чем в Ильинском. Меня пугает другое, меня пугает, что там палатки начнут появляться. Там сейчас опять начнётся рынок. Этого вообще мы не можем позволить. Это исторический центр города. Ещё важно, что никто не поставил нас в известность, а запустили письма и начали заниматься процессом передачи – это неправильно. Потому что здесь есть власть, здесь есть общественность. Наша задача – процесс приостановить и начать разговаривать. Я сегодня по телефону по этому вопросу переговорил с епископом Рыбинским и Угличским Вениамином. Моё предложение: написать письма, остановиться, поднять все документы. Потом мы должны все вместе определиться, по какому пути мы пойдём.

Александр Федотов, член общественной палаты Угличского района:
– Я, безусловно, считаю: правильным будет сейчас приостановить процесс передачи. Нужно поднять исторические документы. Тем более, есть такое маленькое замечание, регулярной службы в церкви царевича Димитрия «на крови» никогда не было.

Людмила Курилова, член общественной палаты Угличского района:
– Исторические события, которые произошли в кремле – это и основа Углича, основа воспитания. И как бы кто ни говорил, даже Спасо-Преображенский собор стал менее посещаем, не всегда получается прийти в этот храм. Для такого маленького города – три действующих монастыря, вот куда могут ходить верующие. А церквей действующих сколько для такого маленького города?! Надо как-то по-другому подойти к решению этого вопроса.

Николай Мохов, член общественной палаты Угличского района:
– Я часто бываю в исторических святынях России. Был на Валдае, на Соловках, на Валааме. Я искренне радовался, когда эти святыни стали восстанавливаться. А вот последнее посещение Валаама оставило двойственные чувства. Я увидел монахов, которые на дорогих джипах разъезжают по острову. Причём они ездят даже там, где и на лошадях не стоит ездить. Я понял, что современная вера – это бизнес. Я думаю, что церковь царевича Димитрия «на крови» – это общественное достояние. Здесь должен быть музей.

Роман Соколов-Пурусин, член общественной палаты Угличского района:
– Молодое население нашего города должно знать о том, что происходит с историческим центром нашего города. Мы должны принять препятственные меры для такого поспешного, на мой взгляд, решения, нельзя говорить от верующего собрания людей за всё население нашего города. Я хочу попросить всех воздержаться от полярных высказываний. Потому что мы легко можем задеть и чувства верующих людей, и чувства тех, кто разделяет другое мировоззрение. Это вопрос очень опасный, это вопрос культуры. Нам необходимо проработать все формулировки, чтобы никого не обидеть.

Отец Борис (Стародубов), благочинный Угличского округа, настоятель Спасо-Преображенского собора:
– Какое мое мнение? Конечно, я послушник и слушаю своего правящего архиерея, владыку Вениамина. Говорят, сложно содержать? Да содержим. Я прошёл «школу» Прилук, Дивной Горы, когда были голые стены: Господь помогает, люди помогают. Мы низко кланяемся музейным работникам, вспоминая тот период, когда довольно много в Угличе было утрачено храмов, они сохраняли исторические ценности. Но мы пришли не только слушать, мы хотим и сказать. Ничего сверхъестественного не происходит, просто всё возвращается на круги своя. Пусть никто не беспокоится, не построим мы здесь стен, открыто будет всё всегда, но поймите – это необратимый процесс. При этом я считаю, что все вопросы надо решать в совете, с администрацией, музеем и его сотрудниками. Если здания и будут переданы на бумаге, то никто никого никуда не погонит, русские люди всегда могут договориться о сроках и спорных моментах. Мы русские люди, мы на своей земле, мы не воровали, а унаследовали своё великое православное достояние. Изменится что здесь? В первую очередь, будет организована регулярная служба, входить сюда сможет также любой человек.

Анатолий Горстка, почётный гражданин Углича:
– Думаю, что придётся смириться с потерей этого объекта, для музея это, конечно, трагедия. Возражать этому можно, но мне кажется, это бессмысленно. Церковь царевича Димитрия – это исторический и культурный памятник, и под руководством музея ему, безусловно, будет лучше, ведь выделяются средства на его содержание и реставрацию. А для церкви главное что? Лишь бы служба проходила. Мы уже с таким сталкивались, что церкви приходят в плачевное состояние, когда их передают РЦП. Не следят они ни за иконами, ни за росписями, им надо служить. Если бы было так: церковь служит, но само здание находится на балансе музея, и музей следит за его содержанием – это было бы нормально. Но если передать полностью, значит – всё… Музей не имеет права входа туда, постепенно всё начнёт гибнуть, это трагедия…

 

Кирилл ВОРОНИН Фото Павла КАРПОВА

 

Please reload

RSS Feed
Please reload

Новое

Учебно-практический форум «Золотое кольцо: стандарты обслуживания туристов»

17.04.2017

1/10
Please reload

Популярное
Мы в социальных сетях
  • vk-s.PNG
  • od-s.PNG
  • f-s.PNG
Наши партнёры
Угличская Рекламно-Информационная Газета "ШАНС"
© 2014-2019 Апартаменты "Терем"
Жилой дом сдается покомнатно

Телефон : ​8 (915) 999-16-18,

8 (960) 539-69-55, 8 (910) 972-73-52

E-mail : g.d.terem@gmail.com

Адрес: г. Углич, Гражданская, 9

 

 

  • vk.png
  • od.png
  • f.png
  • 005.PNG

 ИП Дунаева Галина Васильевна
Юридический адрес Ярославская обл. г Углич,
мкрн. Солнечный, 21, оф. 8

 ИНН 761201244207 ОГРИНИП 315762700024211